Регистрация Войти

Мы и Мир  
   Главная    О проекте    Контакты    Регистрация    RSS
     


«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


Август 2017 (1)
Июль 2017 (6)
Июнь 2017 (12)
Май 2017 (10)
Апрель 2017 (14)
Март 2017 (18)

Мировой кризис в Германии - время назревших перемен?

Мировая политика / Европа

ГерманияВнимание широкого круга аналитиков привлекло заявление канцлера ФРГ. Ангела Меркель заявила, во время выступления в Нюрнберге, на конференции Христианско-социального союза (ХСС) - партии, с которой Христианско-демократический союз (ХДС) А.Меркель формирует правящую коалицию, следующее: "С вами, дорогие друзья, Wall Street и лондонский Сити перестанут снова диктовать миру, как делать деньги, чтобы потом другие платили по их счетам". Канцлер ФРГ считает, что Германия не позволит финансистам Нью-Йорка и Лондона диктовать миру, "как нужно делать деньги", а затем заставлять других расплачиваться за свои ошибки. По словам Меркель, Германия будет использовать форум 20 ведущих государств мира, чтобы добиться введения более жестких правил регулирования мировых финансов (18.07.2009).

 

Не будем скрывать, что многие эксперты связывают резкое заявление Меркель с предстоящими  в Германии выборами, но отметим, что и без этого оснований для подобного заявление более чем достаточно.

Потери Германии

Каковы потери Германии в ходе текущего мирового кризиса? Немецкий аналитик М.Либиг приводит следующую хронику "ипотечного кризиса": "20 апреля 2007 года New Century Financial – ведущая американская компания, занимавшаяся предоставлением субстандартных кредитов, – объявила о банкротстве. 4 мая United Bank of Switzerland закрыл свой хедж-фонд Dillon Read в связи с потерями, обусловленными субстандартными сделками, а глава правления UBS Петер Вуффли был вскоре уволен. 23 июня Bear Stearns, один из крупнейших американских банков, признал, что два его хедж-фонда столкнулись с серьезными неприятностями в связи с потерями на субстандарте. 1 августа германский банк IKB объявил о техническом банкротстве в связи с потерями на субстандарте. Государству пришлось выкупить банк; вскоре то же случилось с Саксонским земельным банком. 9 августа французский банк BNP Paribas закрыл три хедж-фонда по аналогичным причинам".

 

Министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк отметил в начале кризиса: "Мы столкнулись с одним из самых тяжелых финансовых кризисов последних десятилетий. Его воздействие на экономику страны невозможно отрицать". В интервью гамбургскому еженедельнику Der Stern президент ФРГ Хорст Кёлер заявил: "Мы были на пороге краха мирового финансового рынка". И что мировая финансовая система мутировала в настоящего "монстра, который все меньше и меньше связан с реальной экономикой". Кёлер считает, что ипотечный кризис в США будет иметь долгосрочные последствия. Из чего следует принятие мер по более строгому и эффективному регулированию и большей прозрачности. Кёлер убежден, что в Германии необходима всеобъемлющая реформа земельных банков и продолжение санации финансовой системы. Единственным положительным результатом нынешнего финансового кризиса является то, что "всем ответственно мыслящим в банковской отрасли должно быть ясно, что международные финансовые рынки выросли в настоящего монстра, которому должны быть поставлены пределы".

 

15 октября 2008 года Штайнбрюк сообщил бундестагу о том, что банкротство Lehman было "более чем вероятным "наездом", поскольку около 400 млрд долларов – половина всего бизнеса банка – составляли контракты с европейскими финансовыми институтами. Как признался 13 октября руководитель BAFIN Йохен Санио, "мы до сих пор зализываем раны после банкротства Lehmann" (22.10.2008). Штайнбрюк подчеркнул: "Мы должны быть уверены в том, что поджигателям не удастся повторить содеянное. В свою очередь, огнеопасные средства должны быть выведены из употребления, а противопожарная защита усилена". Безусловно, речь шла не только об экстренном кризисном менеджменте, но и о создании нового институционального формата и архитектуры мировой финансовой системы, что нашло свое подтверждение в последующих заявлениях Ангелы Меркель. Штайнбрюк обнародовал свой "пункт 8" "правил дорожного движения" для "устойчивой эффективности" финансовых рынков в обслуживании развития реальной экономики. Помимо этого, он настаивал на реорганизации Международного валютного фонда с "новыми финансовыми полномочиями" и "принципиально другими кадрами" с "иными профессиональными навыками".

 

Немецкий аналитик М.Либиг отметил: "Англо-американская формула "мы все в одной лодке" лукаво игнорирует некоторые основополагающие факты. На германском финансовом рынке к началу кризиса не было "пузыря" недвижимости. Не было и высокой задолженности частных домохозяйств, предприятий и государства. Сберегательная ставка оставалась на уровне 11%; две трети банковской системы контролировалось общественным правом; поддерживалось высокое положительное сальдо торгового баланса; и самое главное – в Германии существовала в основном сохранная и технически конкурентоспособная база индустрии и местной промышленности".

Немецкий взгляд на источник мирового кризиса

М.Либиг отметил следующее: "Почему германское правительство решилось на столь радикальные и беспрецедентные меры после определенной – и правильной – констатации того факта, что как причины, так и преобладающие эффекты финансового кризиса локализуются в первую очередь в Соединенных Штатах и Великобритании? Может быть, здесь играют роль внушения из Вашингтона и Лондона о том, что финансовый кризис "по природе глобален" и, следовательно, ни одно государство не может "отвязать" свой финансовый рынок от США?" Либиг считает: "Это суждение верно – с учетом того обстоятельства, что решение США о признании Lehman банкротом нанесло последний удар по уже расшатанному межбанковскому доверию. Предусматривало ли это решение США умысел о том, что потери вследствие банкротства возникнут преимущественно за пределами США? Во всяком случае, подобное предположение не следует считать "теорией заговора".

 

Пеер Штайнбрюк видит проблемы в аспекте преодоления кризиса. По его словам, Лондон препятствует реформированию мировой финансовой системы из-за лоббирования интересов Сити. Штайнбрюк также заявил, что методы борьбы с кризисом могут спровоцировать инфляцию во всемирном масштабе. Так как в настоящее время не существует альтернативы борьбе с кризисом посредством массированного вливания денежных средств в экономику всех стран, то уже в среднесрочной перспективе это грозит мировой экономике значительными инфляционными процессами, и "наступление следующего кризиса в будущем в большой степени программируется уже сейчас".

Контроль со стороны политики

Президент РФ Дмитрий Медведев, выступая на конференции посвященной 15-летию Конституции РФ, заявил: "Разразившийся в последние месяцы финансовый кризис - это во многом результат отклонений от этого принципа (верховенства права в экономической деятельности). Деформация представлений о правах и обязанностях участников финансовых отношений и глобальных экономических связей уже привела к тяжелой ситуации в экономиках многих государств". Представляется, что слабость права – это достаточно "узкий" взгляд на мировой кризис. Проблема заключается в полном выходе глобальной финансово-экономической сферы из-под контроля политиков. А сами политическая сфера трансформировалась в своеобразную ширму, за которой скрываются ответы на все злободневные вопросы. Напомним, что в 2000 году Г.Шредер на конференции "Современное управление в ХХI веке" заявил: "Мы не желаем господства рынка над политикой, а стремимся к балансу сил в национальном и международном масштабе…Мы позаботимся о возвращении политической составляющей, особенно в аспекте глобализации и проблем, связанных с ней" (Deutschland, №4, 2000). Увы, за первые годы нового тысячелетия влияние политических институтов на процесс глобализации практически утрачено.

Путь к справедливости

Ганс-Дитрих Геншер, министр иностранных дел Германии с 1974 по 1992 год, презентовал следующее видение: "Неужели кто-то действительно верит, что без договоренностей по глобальным правилам для взаимозависимого мира – то есть без надежных глобальных рамочных условий, таких, как прозрачность финансовых рынков, честное регулирование мировой конкуренции, прощание с главенством мышления Севера, – можно без потрясений справиться с предстоящими драматическими переменами? Неужели кто-то действительно верит, что все это может произойти без равноправного сотрудничества с Россией, Китаем и Индией? Неучастие Китая и Индии в саммитах “большой восьмерки” – это близорукость. Как и нежелание привести соотношение голосов в Международном валютном фонде в соответствие с новым экономическим и финансовым раскладом".

 

Геншер подчеркнул: "Мы, немцы, как разделенная страна не только использовали шанс европейского сотрудничества, мы этот шанс еще и создавали. Сегодня как часть ЕС мы должны действовать так же в деле создания нового миропорядка, который всеми и везде будет восприниматься как справедливый". В России, в ряде закрытых аналитических центров, несмотря на очевидные успехи в деле российско-германского сотрудничества, достаточно активно обсуждается тема под условным названием "удастся ли стравить Россию и Германии в ХХI веке в военном конфликте". Широкому обсуждению данной темы поспособствовала книга известного дипломата Ю.Квицинского "Россия–Германия. Воспоминания о будущем". 

Удастся ли стравить Германию и Россию в Третьей мировой войне?

В своей книге Ю.Квицинский выделил существенное: "Союз с США и сохранение НАТО, пускай с некоторой корректировкой баланса сил внутри его, остаются краеугольными камнями политики Германии. Пора перестать идеализировать и демонизировать Германию и немцев. Они делают всякий раз то, что считают для себя наиболее целесообразным в той или иной конкретной ситуации. И не более того, сколько бы мы ни ожидали от них романтических подвигов и чудес ради "особых" отношений с Россией. Не ожидаем же мы чего-либо подобного от других народов". С данной позицией можно согласиться, для того чтобы опереться  в рамках сотрудничества на прагматизм и взаимную выгоду.

Ю.Квицинский завершил свою книгу четырнадцатью тезисами, которые достойны того, чтобы привести их полностью:

 

1. Германия всегда стремилась занять доминирующие позиции в Европе и играть свою самостоятельную роль в международных делах. Для этого она неустанно создавала и продолжает создавать всевозможные союзы и выстраивает международные комбинации, действуя при этом решительно и быстро, постоянно меняя партнеров. Эта линия не прекратилась и после Второй мировой войны. Она по-прежнему живет, с той только разницей, что сейчас ее умело рядят в одежды коллективного интереса НАТО, ЕС и прочих международных организаций.

 

2. Россия, Советский Союз, а теперь и Российская Федерация с некоторыми историческими нюансами и отклонениями традиционно склонны видеть в Германии одно из главных, если не самое главное направление своей внешней политики. И в этом есть резон. Вновь и вновь объявляя об этом, мы каждый раз надеемся занять особое место в сердце Германии, рассчитываем на ее признательность, верность и любовь. Но Германия – первый приоритет и для многих других государств, прежде всего своих соседей. Немцы отлично знают, что могут выбирать среди готовых возлюбить их невест и, бросив одну, тут же заняться другой. Единственное, что серьезно влияет на такое их поведение – это сила и решительность партнера, то есть опасения быть наказанными за непостоянство и обман.

 

3. Для Германии предпочтительным партнером со времен Бисмарка была Англия (теперь США). Россия – это второй, менее приоритетный выбор. Он делается, если не срабатывает первый, и часто только для того, чтобы вновь надавить на англосаксов. При таком подходе Германия обычно чувствует себя хозяином в германо-российских отношениях, ведет себя, как тот жених, который хоть и идет под венец, но с твердым намерением сбежать, как только к тому представится случай и выгода. Надежды на то, что его от этого шага удержат угрызения совести или чувство признательности, почти никогда не оправдываются, и от них необходимо наконец избавляться. С Германией возможны только браки по расчету и на условиях, которые оставляли бы нам достаточную свободу рук и возможности серьезного воздействия на немецкого партнера.

 

4. Германия не «абсолютизирует» своих договорных обязательств. Она с легкостью отказывается от них или саботирует их выполнение, если это представляется ей выгодным и если она может ожидать, что другая сторона не сумеет настоять на их выполнении. Чрезмерная вера в букву и дух договоров с немцами, особенно в случае серьезного изменения обстоятельств, приведших к их заключению, наивна, опасна и уже не раз ставила нашу страну в сложное положение.

 

5. Учуяв слабое место в позиции противника или партнера, Германия тут же бросает все силы и возможности на то, чтобы расширить брешь, действуя при этом расчетливо, напористо и бесцеремонно. Однако она при этом зачастую теряет чувство реальности и меры. Остановить этот натиск с помощью обычных политических и дипломатических средств, как правило, не получается, требуются другие, более чувствительные меры воздействия. Чем раньше и решительнее они применяются, тем меньшими бывают издержки таких кризисов и недоразумений в отношениях обеих стран.

 

6. Считается, что резкие повороты в отношениях Германии с Россией, как правило, совершают правые консервативные и националистические силы. Социал-демократы же и либералы к таким поворотам способны в меньшей степени, склонны к половинчатости и нерешительности. Взгляд, будто только правые знамениты своей готовностью договариваться с Россией, является, однако, не совсем оправданным. Не надо забывать, что они были закоперщиками и двух войн с нами, и архитекторами перехода Германии на роль младшего партнера англосаксов во враждебных союзах против России после Второй мировой войны. Справедливо, однако, по-прежнему, что в критических, острых ситуациях, требующих совместных действий, с правыми взаимодействовать легче, чем с другими политическими силами в Германии. Только надо всегда держать ухо востро.

 

7. Учитывая не раз проявлявшуюся в истории непредсказуемость в поведении Германии, ее "своеобразное" отношение к договорам и союзам, склонность к переоценке собственных сил и недооценке сил других, а также спонтанность принимаемых решений, не следует особо полагаться на личную дружбу, доверительные контакты и всякие специальные каналы связи с германским руководством. Немцы, как правило, охотно идут на все это, используя открывающиеся перед ними возможности не только для согласования каких-то совместных шагов и позиций, но гораздо чаще для проталкивания своих интересов в обход мешающих им инстанций и специалистов, дезинформации и обмана другой стороны относительно своих истинных планов и намерений. В делах с Германией всегда важно отслеживать и анализировать весь комплекс происходящего в этой стране, докапываться до смысла ее намерений, судить не по словам, а по практическим действиям. Деятельности дипломатии и разведки на германском направлении с учетом уроков прошлого всегда должно уделяться первостепенное внимание.

 

8. Надежды на превращение Германии в некий самостоятельный силовой полюс в мировой политике (в той или иной комбинации с другими странами ЕС) в настоящий момент скорее преждевременны. Поглощенная поеданием останков Российской Империи (СССР), она не желает отвлекаться и упускать свою часть добычи. Обострение же противоречий с США и, возможно, другими странами НАТО из-за чрезмерного сближения с Россией было бы чревато для немцев серьезными издержками и, кроме того, не диктуется пока жесткой необходимостью. Намного выгоднее и доходнее продвигаться на Восток в общей толпе западных крестоносцев.

 

9. Понимая опасность усиления Германии и встревоженные первыми признаками расхождений между США и Европой, западные союзники ФРГ по своей старой привычке пытаются канализировать возрастающую мощь немцев, направляя их на восток и юго-восток Европы. По сути дела, единство западного союза оплачивается за счет совместного оттеснения России на Восток и раскрытия ее природных кладовых для освоения и эксплуатации Западом. Пока эта линия будет успешной, надеяться на дифференциацию между Германией и ее нынешними союзниками, между Европой и США не приходится.

 

10. Цели восточной политики Германии получили свое наиболее полное и циничное отражение в 1918 году в Брестском договоре и "Дополнительном договоре" к нему, а затем в 1941 году в плане "Барбаросса" и "Генеральном плане "Ост"". После коллапса Советского Союза объединившейся Германии удалось реализовать эти цели в объеме Брестского договора (или даже несколько большем объеме) с позиций младшего партнера США и не прибегая на сей раз к войне и применению силы. Ее генеральная линия в отношении России состоит в том, чтобы при поддержке США и других западных союзников закрепиться на новых позициях, зацементировать и сделать необратимыми происшедшие перемены.

 

11. Важнейшим фактором, облегчающим Германии решение этих задач является приход в России к власти сил, которые отказываются от борьбы за восстановление позиций Российской Империи и Советского Союза как великих держав, смирились с крушением и расчленением нашего народа и тысячелетнего государства, и по существу проводят политику содействия закреплению этих невыгодных и унизительных для России сдвигов. Германия вместе со своими союзниками заинтересована в поддержке этих сил и как государство, традиционно ориентирующееся на экспансию в восточном направлении и укрепление своего потенциала и мощи за счет наших ресурсов, придает особое значение развитию дружественных связей именно с нынешним новым руководством России и его поддержке.

 

12. Подобное положение, однако, носит временный и неустойчивый характер. Прошедшие горькую школу Версаля и Потсдама немцы не могут в глубине души не сознавать этого. Однако они, скорее всего, окажут сопротивление неизбежным со временем переменам. Германия может явиться существенным тормозом выходу России из нынешнего "послебрестского" периода ее истории, с чем необходимо считаться при выстраивании отношений с ней.

 

13. Восточная политика Германии, а в более широком смысле и ее внешняя политика в целом, всегда были функцией мощи или немощи России. К сильной России Германия приспособлялась и иногда действовала с ней заодно, на слабую Россию она нападала и грабила ее. Нет никаких оснований полагать, что в будущем это будет иначе. Поэтому решение вопросов наших отношений с Германией лежит, прежде всего, на путях решения наших внутренних проблем. Если встанем с колен, то будет один рисунок игры, не встанем – так будет другой и отнюдь для нас не радостный.

 

14. Разборки с Германией и борьба за Германию будут и дальше оставаться одним из важнейших направлений российской внешней политики. Германия будет в силу объективных причин для нас желательным партнером, но в то же время и постоянной латентной угрозой для наших интересов. Смысл российской политики в отношении Германии по большому счету должен состоять в том, чтобы иметь такую Германию, которая была бы достаточно сильной, чтобы создавать противовес другим державам Запада, и достаточно слабой, чтобы не представлять прямой угрозы России и зависеть в достижении своих целей от России и ее поддержки".

Завершение эпохи "связанных рук"?

М.Либиг отметил, что "преимущества Германии в сохранности реальной экономики и высоком сальдо торгового баланса имеет опасную уязвимую сторону. Германия является крупнейшим в мире кредитором после Китая и Японии. Между тем почти 60% кредитов в 2007 году выдавалось за рубеж – в основном в страны ЕС, но в значительной степени и в США. Разумеется, такая зависимость от иностранных должников создает огромный риск". Данный аспект, безусловно, важен.  Но не менее важным является иное.

Крушение однополярного мира – это ближайшая историческая перспектива, и нынешний мировой кризис – точка невозврата. Сегодня мы наблюдаем арьергардные бои отжившей свой век мировой (долларовой) валютно-финансовой системы. У нее вырвано сердце – доверие. В рамках данной исторической перспективы отметим одну, казалось бы, маргинальную публикацию.  

 

В книге 85-летнего отставного генерала бундесвера и бывшего главы германской военной контрразведки (MAД) Герда-Гельмута Комоссы "Немецкая карта. Скрытая игра секретных служб", вышедшей в свет в июле 2007 года в Австрии, сообщается о том, что "21 мая 1949 года США подписали с временным правительством ФРГ секретный государственный договор, в котором на период до 2099 года прописаны условия государственного "суверенитета" Федеративной республики Германии. Поверженным немцам там предписаны три обязательных условия. 

 

1. Каждый новый канцлер ФРГ обязан в обязательном порядке подписать в США так называемый "канцлеракт". Что скрывается в этом сверхсекретном документе неизвестно. Однако об этом не трудно догадаться, в контексте остальных двух условий и самого факта наличия, как секретного государственного договора, так и дополнительного "канцлеракта".

 2. США осуществляют полный контроль за германскими средствами массовой информации: радио и телевидение, печатные издания (газеты, журналы, издательства), кинопродукция, театр, музыка, школьная воспитательная программа, учебные планы и т.д.

 3. США продолжают "хранить" весь государственный золотой запас ФРГ в американских хранилищах" (Г.Гроут). Сегодня нет особой необходимости акцентировать внимание на реалиях однополярного мира. Сегодня важно другое.

 

Отметим, что данная книга вышла в свет после того, как Ангела Меркель отвергла предложение России о создании альянса в сфере энергетики. Меркель совместно с Жаком Шираком в 2006 году решили, что Германия и Франция создадут энергоальянс внутри ЕС без участия третьих стран. А России просто было предложено исполнять Энергетическую хартию, к созданию которой она не имела отношения, и до сих пор отвергается Владимиром Путиным.  Признаем, что экспансия Европы на Восток исчерпана окончательной дезинтеграцией Грузии, после событий августа 2008 года. Европа и Германия "уперлись" в Россию, как это уже дважды было в ХХ веке. Такова новая реальность. Более того, высока вероятность того, что выход из следующего мирового кризиса будет возможен лишь в рамках развала еврозоны. Именно поэтому книга Комосса и представляет определенный интерес.  

 

Было бы большим преувеличением считать, что книга Комоссы – это показатель "дрейфа Германии от США". Данная книга практически неизвестна на Родине Гете и не вызвала никакого общественного резонанса. Однако,  текущий мировой кризис высветил вполне определенные перспективы спектра следующих друг за другом кризисов, в рамках которых "невозможное станет возможным". Выполнение различных международных обязательств, переходящее в фазу разрушения действующей мировой валютно-финансовой системы, окажется для широкого круга государств "смерти подобно".  И к этому необходимо готовиться уже сегодня. 

 

 Новый мировой порядок возникает из заранее подготовленных протоколов и проектов договоренностей. И наибольший выигрыш получат те страны, у лидеров которых руки не окажутся связанными ветхозаветными обязательствами.

 

Признаем, что сегодня "руки связаны" не только у лидеров Германии. 

 

Авторы: Олег Маслов, Александр Прудник

 

Источник: Независимое аналитическое обозрение


     


  Оценило статью: 3
 

Другие статьи по теме:
Германия и Россия сближаются
Польшу готовят к войне с Германией и Россией
Германия: либеральный сдвиг без масштабных изменений
Большая Европейская Игра
Основные этапы текущего мирового кризиса и контуры новой реальности



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 

 

Команда Mercedes стала обладателем Кубка конструкторов «Формулы-1»
Обладателем Кубка конструкторов чемпионата мира по кольцевым автогонкам «Формула-1» стала команда ...

СМИ: ЦРУ направляет все больше офицеров в Афганистан
В Афганистан переводится все больше опытных офицеров ЦРУ, сообщают СМИ со ссылкой на ...

Парубий назвал вероятный срок принятия закона о реинтеграции Донбасса
Закон о реинтеграции Донбасса в целом могут принять в ноябре, заявил спикер Верховной рады Андрей ...

Инцидент с заложниками в боулинге в Британии разрешен
Во время инцидента в развлекательном центре в Нанитоне никто не пострадал, сообщает полиция ...

Объявлены результаты выборов в Грузии
В Грузии на выборах в органы местного самоуправления одержала победу правящая партия «Грузинская ...

G20, Аль-Каида, АльКаида, Америка, армия, Асад, Афганистан, банки, Ближний Восток, Бразилия, Вашингтон, Великобритания, Венесуэла, война, ВТО, выборы, газ, Газпром, Германия, Греция, грузия, деньги, дефолт, долг, доллар, Донбасс, евро, Европа, Европейский Союз, Евросоюз, Египет, ЕС, Запад, золото, ИГИЛ, Израиль, Индия, Ирак, Иран, исламисты, Италия, Йемен, Кавказ, Каддафи, Китай, Клинтон, коррупция, косово, крах, кризис, Крым, Латинская Америка, Ливия, майдан, МВФ, Медведев, Меркель, мигранты, НАТО, нефть, Новороссия, обама, общество, ООН, оппозиция, оружие, Пакистан, политика, Польша, порошенко, Птицын, Путин, референдум, реформа, Россия, рынок, саакашвили, санкции, Саудовская Аравия, Сербия, Сирия, СССР, США, Талибан, терроризм, торговля, Трамп, Турция, украина, финансы, Франция, ФРС, Хазин, ЦРУ, Чавес, экономика, Эрдоган, ющенко, янукович, Япония

Показать все теги


Copyright © 2009 - 2017 "Мы и Мир"
При перепечатке и цитировании материалов
ссылка на правообладателей обязательна
Rambler's Top100